Previous Entry Share Next Entry
Трудности акклиматизации и рыбалки в горах.
Ромашка
antoshk
Так вот, продолжаю рассказ. Не в силах противится судьбе, мы пошли смотреть на куликалонские озёра. С одной стороны идти было не очень тяжело, потому что рюкзак весил всего около двадцати килограмм, а остальное тащили ишаки.



С другой стороны шли мы обходной, неизвестной нам дорогой, через перевал Лаудан. Потому что он ниже и лучше в плане тропы.



Ишакам так проще. Всё для ишаков.




Ишаки, с их мощной акклиматизацией, давно убежали вперёд. За ними не угнаться. Мы же и вовсе никуда не спешили, играя в игру «кто сможет медленнее всего идти».



Ведь в первую неделю организм работает, как только что созданный двигатель. Ему нужна осторожная обкатка. Как обкатаешь, так и будет работать. Я игру придумал, я же и выиграл. Это, по моему мнению, конечно :)



И так мы увлеклись игрой, что уже вечереть стало, и нам на встречу пришли наши же ишаки, но уже без груза. Сразу же поинтересовались у погонщика, долго ли ещё? (до хижины, хе-хе. дежавю). Погонщик сразу начал юлить, мол, смотря как идти, Штек твоя фамилия, или нет. Пришлось поставить вопрос ребром: «сам за сколько дошёл?»

Окинул он нас оценивающим взглядом. Час говорит. Тогда окинули оценивающим взглядом уже мы его. Старые берцы, драные брюки в полосочку, чёрная байка и серый пиджак. Ну и шапочка. И по старой традиции умножили время сразу на два.



Следом нам встретились Саша с Лёшей, которые шли, чтобы помочь нам поднести рюкзаки. Полина отдала свой рюкзак без возражений, а вот Маруся стала вполне обоснованно возмущаться. Мол, она и сама может тянуть свой рюкзак, а если надо, ещё и Сашу в придачу. И если он будет настаивать, то всё так и выйдет.



С другой стороны, любой другой вариант, как, к примеру, «Саша забирает рюкзак у Димы или у меня» или «Саша возвращается с пустыми руками» выглядел бы куда более странно, так что Марусе пришлось смириться и, ради поддержания равновесия, отдать свой рюкзак.



Как-то так мы и оказались на куликалонских озёрах.



Устали сильно, а на следующий день нам на восхождение надо было. И через день тоже, что даже немного угнетало, но отказываться от своих планов мы не спешили. Следующий день был объявлен днём отдыха, во время которого, чтобы не скучать, мы должны были сходить 2Б на пик Северный. Памятуя, что это обычный пупырь, а восхождение будет не более чем скальными занятиями, мы сильно не переживали на этот счёт.



Подъём в четыре, выход в пять, а там уже как пойдёт. Покушали с вечера плотненько с робкой надеждой хоть немного за ночь потолстеть, собрали рюкзаки, чтобы не тупить с утра и пошли спать.



Утром всё пошло по плану, пожалуй, за исключением только того, что через 40 минут до перевала мы не дошли. Но, думали, что видим его. Не дошли мы и за час, и за два тоже. В прочем, как и за три. Много вспоминали Толю Воеводова. День отдыха стал не задаваться с самого утра. Наконец, через три с половиной часа мы выбрались на перевал. Спрятали там треккинговые палки, которые, дальше, по нашему разумению, должны были нам только мешать, и пошли к началу маршрута. Где и оказались в девять утра, о чём бойко доложили на радиосвязи.



Это был четвёртый день в Таджикистане и отсутствие достаточной акклиматизации очень сильно давало о себе знать. Мы плелись со скоростью мёртвой улиточки, тоскливо сползающей по стенке аквариума.

Что же касается маршруте, то никакой серьёзной сложности он не представляет. Даром что двойка. В ключевом крутом кулуаре и правда, был лёд, но не так много, чтобы доставить серьёзные трудности.



Всё восхождение заняло у нас около трёх часов, так что мы всё ещё надеялись отдохнуть. Надо было только спуститься.

Вариантов спуска было несколько. Первый – по пути подъёма мы отмели сразу же. Шесть дюльферов – это долго. К тому же на маршруте много полок с камнями, так что ещё и опасно. С вершины просматривался великолепный спуск ногами, потенциально прямо к палаткам и выглядел он настолько хорошо, что я даже упомянул его в вершинной записке, которую мы оставили в вершинном же туре, но в самый последний момент вспомнил, что палки-то мы на перевале оставили. Надо было за ними возвращаться.

По словесному описанию Саши Директора, надо было рассмотреть в заборе гребня первую от вершины дырку, и пропустить её как ложную. А вот вторую уже использовать, нырнув в неё, и заложив там дюльфер. А дальше ногами к перевалу.

С вершины вниз вела лифтовая сыпуха. Склон был присыпан мелкими камушками, ступая в которые нога съезжала вниз на метр. Почти как дюны, так что я так разогнался, что проскочил всё, что только можно было. Остановили нас только сбросы. Склон, резко и очень неожиданно оборвался отвесными стенами. За те пятнадцать минут спуска мы успели скинуть примерно 300 метров высоты, и когда я понял наши радужные перспективы, меня прошиб пот.

Выход был только один: подниматься вверх. По той же сыпухе, по которой мы только что спустились. Без должной акклиматизации, примерно с 3700 до 3900. Как потом рассказывала Маруся, если бы ей кто предложил эвакуацию вертолётом за две тысячи евро, то она бы только поинтересовалась бы, карточкой лучше заплатить или наличными. Но никто нам таких предложений не делал.

Вылезли мы с этой сыпухи чуть живые. Лично я под конец думал, что сердце моё сейчас уже вот-вот и загнётся. Маруся же вообще помирать собралась, но потом пожалела нас, что нам придётся по этой сыпухе тащить её бездыханное тело и сделала ещё несколько сверхусилий над собой.

Едва переставляя ноги, нашли мы ту дыру и петлю дюльферную нашли. И спустились на перевал даже. А потом уже медленно и тоскливо пошли в лагерь. Тут уже соревнование улиточек без вопросов выиграла Маруся. Батарейка в её организме ещё на той сыпухе мигала красным. Сейчас же я шёл за ней и понимал, что ещё шаг-другой, и она безвольно шмякнется на землю не в силах что-либо делать дальше. Но Маруся упорно держала равновесие и переставляла ноги в нужном направлении. Хоть и со скоростью смертельно раненного ленивца.

В конце-концов, ещё не было семи часов вечера, как мы вернулись в лагерь.



Такой вот день отдыха перед восхождением вышел. А потом мы как-то пересчитали, и оказалось, что у нас оставался ещё какой-то один неучтённый день, так что решили никуда следующим днём не идти, а остаться в лагере и рассмотреть куликалоны ближе и плотнее.

С собой у Толи Воеводова была удочка, а в куликалонских озёрах наличествовала форель. Сам же Толя ушёл в тот день на восхождение с новичками, так что я отобрал у Саши Носова удочку и перенял эстафету у тех, кто хотел чего-нибудь поймать, но у кого ничего не получалось. Очень быстро ко мне присоединился Дима и мы с головой погрузились в этот процесс.



Рыбачить меня научил дед. С ним я много рыбачил в деревне. Так же он обучил меня поиску наживки, которая нравится рыбе. Шитиков я могу наловить везде, где они водятся. Тут они тоже были, правда, пока я их раздобыл, я изучил всю местную фауну, обитающую в водорослях. А живут там такие маленькие рачки. Как креветки, только маленькие очень. В крышку от пластиковой бутылки с десяток набьётся.



Исходили мы с Димой все берега. Ловили и на шитиков, и на рачков этих, но всё, что мы осилили – это пяток маленьких рыбёшек. Толя же, днём ранее, за несколько часов умудрился наловить штук двадцать здоровенных рыбин, каждую из которых двумя руками держать надо, чтобы хвостом не прибила. Как ему это удалось? Это была тайна, которую нам ещё предстояло разгадать. А пока что, следующим днём мы собирались сходить маршрут «Парус» на Алаудин. 4А категории сложности.

  • 1
Хорошие фотки, места знакомые :)
А вот с форелью нам повезло меньше - местные экологи-лесники отреагировали, хоть и с опозданием, и потом отыгрались на нас.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account